Искренность на договорных началах,

 или Слезы геральдической души

Москва, 1980

 

 

 Предуведомление

 

Хозяюшка, хозяюшка

Вовнутрь меня пусти

В тебе тепло и влажно

И родственно почти

 

А я? — я просто странник

Побуду и уйду

Почти что иностранный

Твоему женскому нутру

 

 

 

 

 

 

 

* * *

 

Россия — женщина и мать

А вот Китай — мужского рода

Россией можно помыкать

Он же родитель есть народа

 

Когда бы их объединить

В одну семейственную пару

То можно было бы любить

Достаточно и миром править

 

 

 

* * *

 

Я сплю легко и тихонько

А где-то вдалеке

Жена, слышу, на кухоньке

Готовит завтрак мне

 

Из хлеба да из кофия

В пространствах голубых

Что запаха не чувствую

А только слышу их

 

 

* * *

Жизнь не то чтобы кончается

Иль наоборот — горит

Но живет и утончается

Став прозрачною на вид

 

Сквозь нее уже виднеется

Тустороннее житье:

То чего-то там зазеленеется

То чего-нибудь еще

 

Я иду по самой кромочке

Безутешно одинок

Снизу ль, сверху ль кликнут: Димочка

Может, мама, может, Бог

 

 

* * *

Иду я вдоль по улице

В окошечки гляжу

Они же там за столиками

Бумажками шевелят

 

Пред ними арифмометры

Над ними — яркий свет

Какое-то там Управление

Иль Главк, или Совет

 

Им там легко и весело

Там жизнь у них идет

А я вот здесь иду по улице

И дождичек идет

 

 

* * *

Я сварю себе картошечки

Выпью стопку приуроченну

Аппетит у меня не то чтоб крошечный

Но не так чтобы и очень уж

 

Сяду тихо у окошечка

Что могу сказать о вечности? —

Счастья хочется простого человеческого

Но и вечного тоже немного хочется

 

 

* * *

Когда бы вы меня любили

Я сам бы был бы вам в ответ

К вам был бы мил и нежн... да нет

Вот так вот вы меня сгубили

 

А что теперь?! — теперь я волк

Теперь невидим я и страшен

Я просто исполняю долг

Той нелюбви моей и вашей

 

 

* * *

Страна большая. От Москвы отъедешь

Так сразу по стране и едешь

 

Бодрствованием едешь и ночлегом

И вся она покрыта снегом

 

О вся она — цветущий сад

Повсюду лозунги висят

 

И жизнь как могут украшают

До умозрительности возвышают

 

 

* * *

Когда безумные евреи

Россию Родиной зовут

И лучше русского умеют

Там, где их вовсе не зовут

А где зовут — и там умеют

А там, где сами позовут —

Она встает во всей красе

Россия — Родина евреев

 

 

* * *

Жил себе я да не тужил

Пока среди бела дня

Среди самого себя

Три натуры обнаружил

 

А как первая натура

Вот уж дура так уж дура

Она пила и курила

Вслух слова произносила

Некая была в ней сила

Вот себя и укусила

 

А вторая-то натура

Вот уж дура так уж дура

Не курила и не пила

На субботники ходила

На воскресники ходила

На другое что ходила

С утра в партию вступила

А вступила — так вступила

Уж не важно что и было

 

А как третия натура

Вот уж дура так уж дура

Всех хотела полюбить

Людей-Бога полюбить

И китайцев полюбить

И афганцев полюбить

Мериканцев полюбить

Как натуре такой быть

Чтобы всех объединить

 

А вот всех объединила

Одна жаркая могила

Она жаркая, как жизнь

Очень жарко уж в ней жить

 

 

* * *

 

 

Стихи о советской поэзии

 

1

В Москве есть Лев Семеныч Рубинштейн

Поэт! — да, Господи, какой поэт он

Какие-то листки — что нихт ферштейн

Ни образа, ни даже рифмы нету

 

Иное дело, скажем — я поэт

Поэт внутри я и поэт снаружи

А пользы-то — вот рифма, вот куплет

Сам бедный я, кому я, бедный, нужен

 

2

Некрасиво

У Севы

Некрасова

Красть

 

Немедленно чтоб вернуть!

 

 

* * *

Заражен бациллой модернизма

Что б разрушить — я вокруг гляжу

От христьянства до социализма

Чтоб разрушить, все внутри ношу

 

А пока ношу — то забываю

Что разрушить собственно хотел

Уж не разделяю наших тел —

Все свое люблю и обожаю

 

 

* * *

Я был тогда мальчишечкой нелучшим

Она, возможно, девочкой была

Но мы тогда не встретились — и к лучшему

А то любовь, возможно, бы была

 

И вот она стоит Царица жизни

Мадонна! Женщина! Царица! Мать!

А я спешу своей походочкой безжизненной

Последний рубль с сберкнижечки снимать

 

 

* * *

В последний раз, друзья, гуляю

Под душем с теплою водой

А завтра — может быть решетка

Или страна чужая непривычная

А может быть и куда проще —

Отключат теплую водичку

И буду грязный неприличный я

И женщине не приглянусь

 

 

* * *

Лишь начну песню писать —

Песня грустная выходит

Братцы, что ж это выходит! —

Не дают песню писать

Ну-ка разойдитесь, гады

И помрите — добром прошу

Я за русскую за песню

Всех вас, гады, удушу

 

Сделать бесплатный сайт с uCoz